Лиана Ким
Психология в литературе
(заметки читателя-психолога)
~
Белла Ахмадулина, "По улице моей который год..." - мудро и психотерапевтически полно об экзистенциальном одиночестве.
На определенном этапе жизни наступает осознание не только неизбежности, но необходимости духовного одиночества - и его принятия: "ощутить сиротство как блаженство..."
И тогда - только тогда! - "я познаю мудрость и печаль", "свой тайный смысл доверят мне предметы", "природа, прислонясь к моим плечам, объявит свои детские секреты"... Тогда ты начинаешь видеть мир своим взглядом, своим собственным, обретаешь видение.
И тогда - и только тогда! - "из слез, из темноты, из бедного невежества былого - друзей моих прекрасные черты появятся и растворятся снова..." Тогда ты получаешь шанс на близость, более глубокую близость - до следующего кризиса растворения и следующего возрождения-появления на уровне выше...
"По улице моей который год..."
Белла Ахмадуллина
~
- Почему главный герой, этот долбанный географ, такой неоднозначный?
- Потому что люди неоднозначны и жизнь не линейна.
- Я бы хотела, чтобы главный герой справился со всеми своими трудностями.
- Тогда это будет комикс про супергероя.
- Ну тогда чтобы автор показал хотя бы как справляться с этими трудностями.
- Тогда это будет проповедь гуру.
- Ну а зачем мне тогда герой и книга, которые ничему не могут меня научить?!
- Затем, зачем всякий интересный герой, хорошая книга и сама жизнь - это вопрос, на который каждый из нас должен ответить.
"Географ глобус пропил"
Алексей Иванов
~
"Будь, пожалуйста, послабее" Рождественского.
О чем это стихотворение?
Не о том, что "истинная женственность" заключается в неспособности решать свои жизненные задачи и перекладывании этой функции на мужчину. (домостроевское прочтение)
И не о том, что лирический герой-мужчина слабак, которому нужно искать искать девицу по себе, а героине, соответственно, "более сильного" по себе. (радикально феминистическое прочтение)
Это стихотворение о страхе уязвимости. Героиня боится и не может себе позволить быть не-идеальной, нуждающейся в ком-либо или чем-либо, естественной в своих проявлениях. Такой сверхконтроль и страх закрывают возможность любого развития, потому что в развитии человек неизбежно ошибается, терпит неудачи, становится в позицию ученика - в развитии человек становится уязвимым. Также это закрывает возможность близости в отношениях, потому что приближение к Другому также неизбежно означает признать свою уязвимость, позволить ей быть и позволить другому это знать.
Людям, по-настоящему сильным, не говорят - "Мне с тобою - такой уверенной - трудно очень". Рядом с человеком по-настоящему сильным чувствуешь себя сильнее ("вымахну, вырасту"), а если человек заставляет другого чувствовать свою неполноценность - это ложная сила.
Таким образом, героиня самоутверждается за счет героя. И если положение дел в жизни ее не удовлетворяет (в так оно и есть, скорее всего), ей нужно работать со своим страхом уязвимости.
Герою же стоило бы задуматься - почему и зачем он пытается выстроить близкие отношения с той, которая на это неспособна (на данный момент); почему и зачем он рядом с человеком, который заставляет его чувствовать себя слабым; почему и зачем ему нужен кто-то, чтобы "стать особенным". Задача героя - познать, признать и использовать свои внутренние ресурсы, чтобы "вырасти-вымахнуть" и создать чудо запросто.
"Будь, пожалуйста, послабее"
Роберт Рождственский
~
"Хохот шамана", Владимир Серкин:
"– Ты видишь летящую чайку и говоришь: "Чайка летит". Это твоя реальность. Древний чукча говорит слово, обозначающее: "Дух побережья проявляет себя в чайке, и я понимаю этот знак". Он это делает, такое понимание – часть его практики, и это – его реальность.
– А есть единая реальность для всех?
– Только на уровне совпадения практик."
На основании сказанного постить хочется преимущественно котиков)).
~
Обнаружив с удивлением в своей мятущейся душе проявления подростковой жажды преодоления-самоутверждения, взялась за "Мартина Идена", о котором смутно из детства помню - вот оно, сильная личность, воля к победе, страсть жизни. Ну, прочитала).
Первая часть повествования - об отвоевывании своего права быть собой, о росте личности, основанном на мужестве, воле, стремлении к красоте. Очень про и для подростков, вдохновляюще!
А дальше... Дальше вспомнился Александр Сергеевич милый:
"Но грустно думать, что напрасно
Была нам молодость дана,
Что изменяли ей всечасно,
Что обманула нас она;
Что наши лучшие желанья,
Что наши свежие мечтанья
Истлели быстрой чередой,
Как листья осенью гнилой.
Несносно видеть пред собою
Одних обедов длинный ряд,
Глядеть на жизнь, как на обряд,
И вслед за чинною толпою
Идти, не разделяя с ней
Ни общих мнений, ни страстей."
Классическая драма "лишнего человека" поджидает нашего Мартина. Герой, который "и жить торопится, и чувствовать спешит" - рано, очень рано созрел физически, постиг науки, достиг ошеломляещего социального признания и успеха. Но настолько рано это случилось, что душа его (психика) не справилась с логически следующим засим экзистенциальным кризисом. Оказавшись перед бездной экзистенциального одиночества и бессмысленности, подросток Мартин Иден не справился. "Ветер свободы", не подростковой анархии, а настоящей взрослой свободы от иллюзий, "сбил его с ног", да так, что герой больше не поднялся - внутреннего ресурса не хватило, опыта жизни и лет, необходимых для созревания души.
Выводы).
"В великом знании великая печаль", великий талант - великое испытание.
"Всему свое время, и время всякой вещи под небом", всему свое время в жизни.
~
И снова у меня на тумбочке "Война и мир").
Странно читать про то время - странной кажется та жизнь, странными те люди. И даже иногда кажется, что ушло то время безвозвратно, и те люди, и сейчас все по-другому, и сбросим с корабля современности.

Вот Андрей Болконский:"Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену, и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду... хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю..."
Сегодня нам, "психологически подкованным", кажется очевидным, что вовсе не внешняя безупречность определяет близость, а степень личной свободы помноженная на степень приемлемости друг друга друг для друга. Мог ли это понимать князь Андрей? Не мог, не было тогда таких концепций, и если и случалось такое, то именно случалось, и крайне редко, и сохранились такие случаи в памяти людей как великие истории любви.

Вот княжна Марья об отношениях с отцом: "Ты всем хорош, Андрей, но у тебя есть какая-то гордость мысли, и это большой грех. Разве можно судить об отце? Да ежели и возможно было, какое другое чувство, кроме обожания, может возбудить такой человек, как отец? И я так довольна и счастлива с ним! Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы как я".
Сейчас это можно было бы обозвать "стокгольмским синдромом", но какие возможности выживания были у девушки в те времена? Настолько зависима была женщина сначала от отца, затем от мужа, что, возможно, только такое вытеснение противоречий позволяло хоть как-то существовать, не разрушаясь до конца.

Николай Ростов, еще мальчишка: "Я убежден, что русские должны умирать или побеждать!"
Возведенная в культ воинская доблесть как некритически воспринятое убеждение. И просветление на границе смерти: «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, — совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба?" Зачем бежали, зачем побеждали, зачем умирали...

Установки героев Толстого кажутся странными с позиций сегодняшнего дня, современных социальных установок, направленных преимущественно и хотя бы декларативно на гуманизм, индивидуализм, толерантность, свободу личности. Человек, мол, рожден для счастья, как птица для полета.
И снова бежать, снова побеждать, снова умирать - только теперь якобы за счастье. А высокое небо по-прежнему не видится...

Установки изменились, ценности изменились. А люди не изменились. "Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди…"

Долго мы еще не сбросим Толстого с корабля современности. Всякая хорошая литература ценна не тем, что учит жить правильно (как часто это преподносится в школе). А тем, что показывает разные способы существования человека в мире и ставит перед читателем вечные вопросы.

~
© 2016 All Right Reserved. Liana Kim.

Made on
Tilda